Книга "Карьера врача". Глава седьмая. 
Если хочешь быть крутым врачом, нужно стать экслюзивом.
 
Делайте свое дело лучше, чем другие врачи.
Один товарищ говорит, что ему реально приятно, когда в коридоре есть очередь, причём, из людей, которые знают ему цену. Ведь очередь может быть именно к вам, как специалисту, а может быть просто люди пришли провериться на редкий в ваших краях аппарат МРТ.
 
Очередной знакомый ЛОР-врач делал в амбулаторных условиях трепанобиопсию лобных пазух при риносинуситах. Происходило это в амбулаторных условиях в 90-е годы. Причём инструментарий ему сделали знакомые на авиационном заводе. И никто из врачей в этом городе больше ничего подобного не делал. А в городе были и медицинский ВУЗ, и ЛОР-кафедра. Но весь город считал, что лучший спец — именно наш доктор. «Да, — говорили пациенты, — нам её при гайморитах делать не надо (трепанобиопсию лобной пазухи), но этот доктор делает в поликлинике то, что не могут сделать в стационаре». И вирусный маркетинг (“сарафанное радио”) работал на доктора, его репутация у пациентов была черезвычайно высокая.
 
Вспоминаем случай из психиатрической практики конца 80-х годов прошлого века, когда врачи-психиатры впервые в медицинской практике начали лечить острые психотические состояния на дому, что вообще-то по инструкциям категорически запрещалось. Да, это было довольно сложно, но возможно. Для этого надо было соблюдать ряд условий:
 
• За психическим больным должен был быть постоянный надзор — в этом помогали родственники.
• Приходилось приезжать к пациенту ежедневно, а порой и два раза в день. Надо было постоянно поддерживать связь по телефону (в то время мобильной связи не было).
• Естественно, больные строго отбирались врачами для подобного лечения. Были показания и были противопоказания. Например, если пациент демонстрировал суицидальные наклонности или агрессивное поведение, то такого больного отправляли на стационарное лечение.
 
Владея навыками оказания психофармакологической помощи острым больным на дому, наши доктора зарабатывали неплохие деньги, так как в ряде случаев состоятельные родственники хотели, чтобы пациента наблюдали и лечили на дому, и не отправляли в психиатрическую больницу.
 
Другой приятель, мой институтский однокашник, хирург-проктолог рассказал нам поучительную историю. Его бабушка была профессор-фтизиатр. Имя её гремело по всей огромной тогда стране, так она лучше других справлялась со сложными случаями туберкулёза. И внук однажды сказал, что нужно чтобы суперпрофессиональным врачом. И она ответила, что нужно браться за лечение самых тяжёлых и запущенных случаев сложных заболеваний, и за те, отказались рядовые врачи. Наш знакомый усвоил этот урок, что и помогло ему стать одним из лучших специалистов в России в области проктологии. Чего и вам, коллеги, желаем. Но такие сложные случаи, такой «набор опыта» годится, когда вы работаете преимущественно в государственном секторе.